Областное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Белгородское областное отделение Советской ассоциации молодых историков. 

Георгий (Юрий) Николаевич Шмелев


"КОГДА МОСКВА БЕЛГОРОД СТРОИЛА И ВАЛУИКУ С ОСКОЛОМ..." 

КОГДА МОСКВА БЕЛГОРОД СТРОИЛА

"...Сейчас наступило время, когда народ своим стихийным интересом к истории корректирует ученых и педагогов".

(Академик Рыбаков Б. А. Познавая историю Отечества. - "Труд", 1988, 31 января).

Сведения об основании Белгорода, Валуек, Старого Оскола весьма противоречивы. В исторических источниках в основном называются три даты: 1593, 1596, 1599 годы. Современная официальная справочно-информационная литература ("РСФСР административно-территориальное деление на 1 января 1986 года". М.: 1986. с. 154; "СССР административно-территориальное деление союзных республик на 1 января 1987 года". М.: 1987. с. 108-109; "Советский энциклопедический словарь". М.: 1987. с. 121 и другие), основание Белгорода, Валуек, Старого Оскола датирует 1593 годом. Какая же дата верна?

В записке-исследовании речь пойдет о дате основания этих городов Московским государством.



НА ЮЖНОМ ПОРУБЕЖЬЕ

Пограничное положение порубежных городов юга Руси, находящихся на стыке Московского государства, польско-литовской Речи Посполитой и "дикого поля" имело свою специфику. Они часто разрушались в результате вражеских нашествий, пожаров, наводнений. Их по указам отстраивали вновь, причем нередко с переносом на другие, более удобные места. Вследствие этого в исторических источниках появилось разночтение.

Бесспорной дата основания любого населенного пункта может быть только в том случае, если точно известен день его закладки (как для Петербурга 16 мая 1703 года). В иных случаях, например, для Москвы, 800-летие которой отмечалось в 1947 году, эта дата была условной, по первому летописному известию об укрепленной усадьбе боярина Кучки, хотя она могла быть построена и раньше.

Все русские историки от В.Н. Татищева с его сочинением: "Лексикон Российской исторической, географической, политической и гражданской", увидевшим свет в 1793 году, до исторического исследования академика М.Н. Тихомирова: "Россия в XVI столетии", изданного в 1962 году, утверждали, что Белгород, Валуйки, Старый Оскол были впервые основаны Московским государством в 1593 году.

В 1966 году в печати появилась "Разрядная книга 1475- 1598 гг.), в которой (с. 500-501) говорится о строительстве Белгорода и Оскола в 1596 году.

Подготовка вводной статьи и редакция текста разрядной книги проводились доктором исторических наук В. И. Бугановым, где во введении (с. 6-7) сказано: "Варианты к основному тексту даются по Архивному списку (ЦГАДА, ф. 210, столбцы Московского стола, д. 232), сохранившему часть черновика, издаваемой разрядной книги за 1594/95-1596/97 гг., вышедшего из канцелярии Разрядного приказа; он написан скорописью XVI века на столбцах. Его обозначение - А".

В тексте разрядной книги читаем: "Лета 7104 (1596) июня в 16 день государь царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии посылал на поле на Донец на Северской Чугуева городища и иных городовых мест по Донцу и по иным рекам смотрить, где государю городы поставить, голов Ивана Лодыженского да Третьяка Якушкина, да подьячего Микифора Спиридонова. И приехав с поля, головы Иван Лодыженский да Третьяк Якушкин, да подьячей Микифор Спиридонов сказали государю царю и великому князю Федору Ивановичу всеа Русии, что они наехали место на поле на Донце на Северском, словет Белогородье, и то место крепко, гора велика, и леса пришли великие, и земля добра, мочно быть на том месте городу. А в другом месте нашли на поле на реке на Осколе усть Оскольца место крепко и угодно, мочно на том месте городу быть, а Чугуево городище сказали некрепко и неугодно". (ЦГАДА, ф. 210, Московский стол, стб. 232, л. 347).

"И государь царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии указал поставить на поле новых три городы: на Донце на Северском на Белогорье..." (В тексте разрядной книги на с. 500, в 7-м примечании рядом со словом "Белогорье" стоит шифр "А" - пояснение редактора, что это ошибка переписчика, следует читать "Белогородье"). "...город да на Осколе усть Оскольца другой город, да на Семи на старом на Курском городище третий город. И на Донец на Северской..." ("на Белогорье" - пропущено переписчиком в тексте и дописано над фразой между словами "Северской" и "посланы" - опять стоит шифр "А")... посланы городы ставить воеводы князь Михаиле Ноздроватой да князь Ондрей Волконский, да подьячей Микифор Спиридонов. А на Оскол посланы городы ставить воевода князь Иван Солнцов да голова Иван Мясной, да подьячей Михайло Нечаев. На Семь на Курское городище посланы города ставить воевода Иван Полев, да голова Нелюб Огарев, да подьячий Яков Окатьев.

И по государеву цареву и великого князя Федора Ивановича..." (там же л. 342). В связи с тем, что лист с продолжением текста цитируемого документа в архиве не сохранился, его приводят по Уваровскому (XVII в.) списку Разрядной книги, хранящемуся в Государственном историческом музее (ГИМ, собрание Уварова, № 950, л. 747 об.): "...всеа Русии указу те воеводы и головы поставили на поле три городы: на Донце на Северском Белгород да на Осколе Оскольской город, да на Семи город Куреск тое же осени".

Ни один исторический источник, кроме разрядной книги, не называет 1596 год датой основания городов Белгорода и Оскола.

Из введения разрядной книги известно, что она публикуется по Уваровскому списку, представляющему рукопись на 835 листах. Она состоит как бы из двух частей, текст которых списан в разное время. В ней не хватает 60 рукописных листов. А на c.461, где "стыкуются" указанные листы 661 об. - 662, в примечании говорится: "Далее в рукописи, вероятно, отсутствует часть текста, так как предложение выглядит незаконченным". Подобное примечание в тексте разрядной книги встречается единственный раз, а на лист ранее (с. 459) начинается разряд 7100-7101 (1592-1593 гг.), что и заставило заняться тщательным и доскональным изучением и сопоставлением текстов записей разрядной книги со сказаниями статей "Нового летописца".

Смысловая идентичность текстов сообщений разрядной книги со сказаниями статей летописца, в основном, совпадает только в декабре 7100 г. и апреле 7102 г., где в первом случае - на с. 461 разрядной книги (л. 661 об.) и на с. 44 летописца (статья 34) - помещено известие о посылке на войну в свейскую (немецкую) землю князя Федора Ивановича Мстиславского, а во втором - на с. 486 разрядной книги (л. 722) и на с. 45 летописца (статья 41) - описан поход на Терку (Кавказ) князя Андрея Ивановича Хворостянина.

В предисловии к 14 тому Полного Собрания Русских Летописей, где напечатан "Новый летописец", говорится, что этот памятник представляет собой самостоятельное произведение и издан по трем спискам, причем первый из них (Академический XV), служит основным.

Пропущенные в тексте разрядной книги, важнейшие для того времени события в жизни Московского государства (за интересующий нас период) нашли свое отражение в статьях "Нового летописца": "В лето 7100 году:..." (1592 г.).

35. "О походе царя Федора по монастырям молитца".

36. "О приходе Крымских царевичев на Украйну".

37. "О рождении царевны Феодосии Федоровны".

"В лето 7101 году:..." (1593 г.).

38. "О послах Свитских о мирном поставлении".

39. "О преставлении царевны Феодосии".

40. "О поставлении Украйных городов. Того же году (7101 -1593) царь Федор Иванович виде от Крымских людей своему государству войны многие и помысля поставити по сакмам Татарским городы и посла воевод своих со многими ратными людми. Они же, шедше, поставиша на степи городы: Белгород, Оскол, Валуйку и иные городы; а до тех городов поставиша на Украине городы: Воронеж, Ливну, Куреск, Кромы. И насади ратными людми, казаками и стрелцами и жилецкими людми; те же городы ево праведною молитвою укрепишася и ныне стоят". (ПСРЛ, М., 1965, т. 14, с. 44, 45).

Предположение об отсутствии части текста рукописи, высказанное редактором разрядной книги в примечании (с. 461) после процитированных выше статей летописца, становится логичным и убеждает, что автору "Нового летописца", составленного в 1630 году, то есть через 37 лет после описываемых событий, не составляло труда знать не только о прошлых планах правительства царя Федора Ивановича, но и о степени их реализации. Они ему были просто известны: , так как подробности, приведенные в текстах статей летописца и почти полностью отсутствующие за тот же период в разрядных записях книги, не вызывают сомнений в том, что автор текста летописца знал и подлинные (в дальнейшем утраченные) документы о событиях, отраженных в главах (35 - 40) статей "Нового летописца" и в подлинных столбцах Разрядного приказа о строительстве в 7101 году (1593) городов: Белгорода, Оскола, Валуек.

Мудрый дьяк, составитель "Нового летописца", увидев в записях разрядных книг утрату многих листов, в том числе и о событиях, происшедших в Московском государстве за период 7100/7101 годов (1592/1593) заполнил пробелы разрядных записей в "Новый летописец" сведениями, несомненно, с имеющихся в его распоряжении подлинных текстов, указов (одновременно с другими сведениями) и строительство городов Белгорода,. Оскола, Валуек, в 40-ю статью летописи под 7101 годом (1593).

Далее летописец сообщает: "а до тех городов (то есть до строительства Белгорода, Оскола, Валуек), поставиша... Воронеж, Ливну, Куреск, Кромы", - без указания дат их основания, так как они имелись в разрядных записях. Что четко фиксируется "Разрядной книгой 1475-1598 гг.": "Лета 7065-го" (1556 г.) г. Курск, с. 162; "Лета 7094-го" (1586 г.) г. Воронеж и г. Ливны, с. 368. И только о г. Кромы "Лета 7102-го" (1594г.) на с. 480 сказано: "В новом городе в Кромах..." (точная дата основания которого в записях разрядной книги отсутствует), что также служит подтверждением об утрате многих страниц рукописи за интересующий нас период.

В 40-й статье "Нового летописца" сказано: "Они же, шедше, поставиша на Украине городы: Бел Город, Оскол, Валуйку..." Из этого следует, что в 1593 году никаких предварительных изыскательских работ на местах строительства указанных городов, как это было позже в 1596 году, не проводилось.

Строительство небольшого деревянного города за незначительный срок было в то время обычным делом. Что аргументированно подтверждает сотрудник ЦГАДА т. Г.В. Алферова (затратившая на эти исследования более 20 лет упорной работы). "Так ли много городов строилось на Руси в XVI-XVII веках, чтобы говорить о них всерьез?" - "Очень много! В XVI веке было построено семьдесят новых городов. В XVII - около семидесяти построено и почти столько же реконструировано... О том, сколько времени затрачивалось на постройку "государева города", как пример свидетельствует строительства г. Яблонова - откуда начиналось строительство Белгородской засечной черты: пять тысяч стрельцов, прибывшие из Москвы, и воевода Бутурлин строят город... за две недели! Сохранился чертеж того деревянного города, который был построен и множество документов, так что сомнений быть не может". ("Знание-Сила", март 1981, с. 26-28).

Строительство указанных городов на непроверенных местах заставило правительство царя Федора Ивановича при их восстановлении тщательно исследовать эти места, о чем и говорится в разрядной книге: "...царь посылал... Чугуева городище и иных городовых мест под Донцу и по иным рекам смотрить, где государю городы поставить голов (перечисляются посланные). И, приехав с поля головы... сказали.., что они наехали место на поле на Донце.., словет Белогородье... мочно быть на том месте городу. А в другом месте нашли... на реке, на Осколе усть Оскольца место крепко.., мочно на том месте городу быть...". Название мест, найденных "головами" на Донце, "словет Белогородье" и на Осколе "усть Оскольца" - убеждает, что это было не "дикое поле", а места прежних поселений (городища) на которых и до .1596 года жили русские люди.

Директор Института археологии АН СССР академик Б. А. Рыбаков на вопрос: "Что означает выражение словет Белогородье?" - сообщил: "Наименование места ("словет Белогородье") свидетельствует о возведении нового Бел Города на древнем городище".

Илл.

Следовательно "Белогородье" (не "Белогорье"!) говорит о том, что первое место Белгорода не связано с нахождением городища на Меловой (Белой) горе. А слова из текста разрядной книги: "... и то место крепко, гора велика, и леса пришли великие, и земля добра, мочно на том месте городу быть...", - утверждают, что "головы", посланные царем для строительства Белгорода в 1596 году, выбрали место уже на Меловой горе.

Через год после выхода в свет разрядной книги издательство "Наука" (М. 1967) опубликовало в сборнике "Новое о прошлом нашей страны" (посвященного памяти академика М.Н. Тихомирова) статью В. А. Александрова, в которой он на с. 235 подчеркивает: "говорить о том, что область "польских городов" (от слова "поле") была заново заселена только в XVI веке, нет оснований.., она никогда не испытывала полного запустения - к такому выводу' пришел М.Н. Тихомиров в своем замечательном труде "Россия в XVI столетии".

Историки выявляют факты, которые отрицают ранее известные и ниспровергают сложившиеся представления. Однако проходит время, и появляются новые источники, которые вновь заставляют переосмысливать прошлое. Такова логика исторического познания. В этой связи хочется обратить внимание на ряд документов, позволяющих взглянуть на историю возникновения первых городов на Белгородчине иначе, чем сейчас принято.

Вот что нам сообщают "Акты Московского государства" (СПб, 1890, т. I, сс. 237-240; 640-645). "В 1628 году оскольские служилые люди подали челобитную, начинавшуюся словами: "Бьют челом города Оскола станичные атаманишка, Мина Тарасов да Перфилий Брянчанин, и во всех товарищей своих место, двадцати человек. В прошлом, в сотом году, блаженная памяти при государе царе и великом князе Федоре Ивановиче всеа Русии сведены мы в Оскольский город в твою государеву станичную службу с розных городов, а велено нас устроить дворами и усадами и землею воеводе Степану Данилову. И тот воевода по твоей государеве грамоте дал нам под дворы землю под гумна пашню усть малого Оскольца и Большего Оскола в поляне вверх по Малому Оскольцу и на подоле по большому Осколу...". Одновременно была подана аналогичная челобитная оскольских вожей: "Бьют челом Оскольскаго города станичные вожи, Бориско Кондратьев с товарищи. В прошлом сотом году блаженной памяти при государе, царе и великом князе Федоре Ивановиче всеа Руссии сведены отцы наши и мы в Оскольский город в твою государеву станичную службу из розных городов и велено нас устроить дворами и усадами воеводе Степану Данилову; и тот воевода, Степан Данилов, дал нам дворы, и усады и под гумны землю за Малым Оскольцом усть Малаго Оскольца в поляне вверх по Малому Оскольцу...".

Что привлекает внимание в этих документах? Прежде всего - указание даты основания Оскола как поселения служилых людей: сотый (7100) год. В переводе на современное летоисчисление это сентябрь 1591 - август 1592 года. Но, может быть, челобитчики ошиблись датой, и речь идет о строительстве Оскола, отмеченном в разрядной книге под 1596 годом? Нет! По разрядной книге Оскол строили воевода князь Иван Солнцов да голова Иван Мясной, да подьячей Михаиле Нечаев, а в челобитных прямо указан "Степан Данилов. Следовательно, речь идет не об одном и том же событии, а о разных, но связанных с историей Оскола.

Еще одну загадку задала челобитная монахов Валуйского Николы Пристанского монастыря. Сделанная в 1634 году выпись из нее гласит: "В челобитной и в росписи Валуйского города Николы Пристанского монастыря строителя Кирила с братнею написано, да у выписи сказал, что блаженная памяти, при государе, царе и великом князе Федоре Ивановиче всеа Руссии, Валуйский город поставлен, и монастырь Николы Чудотворца устроен на реке на Осколе, усть реки Валуя, на пристани...". Но ведь мы считаем, что Валуйки были основаны царским указом от 1599 года, т. е. через год после смерти Федора Ивановича, умершего в 1598 году! Единственное, с чем можно соотнести упомянутое в челобитной строительство Валуйского города при Федоре Ивановиче, - все та же летописная запись 1593 года.

Итак, что нам дают эти документы? Главное - они косвенно подтверждают достоверность статьи 1593 года "Нового летописца" о Белгороде, Осколе, Валуйках. Если отпадают сомнения в достоверности летописной даты, мы можем считать, что к 1596 году на месте этих городов были поселения служилых людей, каковыми эти города оставались и в дальнейшем. Мы только не знаем, были ли здесь сразу же построены укрепления, и что они собой представляли: городовая крепость, острог или просто: земляные валы по типу казачьих городков? Запись в разрядной книге под 1596 годом свидетельствует о том, что к этому времени в Белгороде и Осколе городовых стен либо не было, либо они были разрушены. Это же вытекает и из указа 1599 года о Валуйках.

Не исключая гибели, "поставленных" в 1593 году Белгорода, Оскола, Валуек, от иноземных вторжений, основной причиной их переноса на вторые места - на возвышенности, послужили ежегодные затопления весенними паводками, ведь все три города находились на берегах рек (Северского Донца, Оскола, Валуя), в то время полноводных и судоходных.



НА ДОНЦЕ У БЕЛОГО КОЛОДЕЗЯ

Поскольку точное место средневекового Белгорода в работах XVI-XIX веков не указано, это привело к существенным недоразумениям в современных историко-географических исследованиях при определении даты его основания и первом месте "поставления".

Описание бумаг и чертежей, хранившихся в делах Разрядного приказа и погибших во время пожара Москвы в 1812 году, чиновник Министерства юстиции обнаружил в архиве в конце XIX века. Один из чертежей, очень важный для нахождения первого места летописного Белгорода, в указанной описи значится: "Лоскут на 2 листах Белогородскаго чертежа старого Белгородскаго городища". (Гоздаво-Голомбиевский А.Л. "Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства юстиции", книга шестая. М., 1889, с. 20).

Историки, путешественники и ученые прошлых веков могли наблюдать гораздо больше остатков древности, чем мы. Анализируя письменные источники в поисках древних поселений, они часто давали привязку упоминаемых средневековыми авторами населенных пунктов применительно к современной им конкретной географии регионов. При этом иногда добавляли, например, "Белогородье", "Северское городище", "Старое городище" без дальнейшей топографической привязки, так как тогда она была очевидна.

Эпитет "Старое" в XVI-XVII веках употреблялся только в том случае, если название городища совпадало с именем находившегося прежде на этом месте города и населению было известно его имя. Многие города называли по рекам, так было удобнее и понятнее. Например: Курск от реки Кур, Орел от реки Орлик, да и столица нашей Родины Москва тоже получила имя от названия реки. Отсюда и "Северское городище" - от реки Северский Донец. "Не случайны такие названия в черноземных степях, как... Бел-Колодезь, Ширяев-Колодезь, Резвый-Колодезь, Небольшие речки... дали потом названия населенным пунктам". (Прохоров В. А. "Занимательная топонимика". - "Вопросы истории", 1965, № 12, с. 203). Это является весьма убедительным доказательством, что имя нашего города пошло не от Белой горы, а от речки Белый Колодезь. В русском языке триста-четыреста лет назад хорошо чувствовались такие детали. Название чертежа "старого Белогородскаго городища" и наименование местности в разрядной книге "словет Белогородье" (для 1596 года) подтверждает, что речь идет о месте, остатках прежнего "Старого" - первого места Бел Города.

Существование Белгорода до 1596 года подтверждается и нашими предшественниками. Известный ученый путешественник П.П. Семенов-Тян-Шанский сообщает: "Время основания Белгорода достоверно неизвестно, потому что его смешивали с другими городами того же имени. У Карамзина упоминается... Федор Иванович в 1593 году послал... построить Белгород на Северском городище на татарской дороге". ("Географическо-статистический словарь Российской империи", СПб, 1863, с. 354).

Назвав городище "Северским", Карамзин подсказал нам направление поиска места нахождения старого городища Белогородье. Словом "городище" подтверждается, что Город Бел, как его называет "Книга Большому чертежу", был действительно построен впервые Московским государством недалеко от пограничного сторожевого поста, находящегося с 1532 года на речке Белый Колодезь.

Это подтверждает и запись в разрядной книге под 7040 (1532) годом: Того же лета... по берегу на Белом Колодези стояли воеводы князь Юрьи князь Иванов сын Темкин, князь Петр князь Васильев сын Засекин, Михаило Андреев сын Зверь" (с. 80). Эта информация свидетельствует, что еще в первой трети XVI века на Белом Колодезе находилась "сторожа" Московского государства. В настоящее время эта речка называется Нижегородкой и является левым притоком Северского Донца, впадающим в него в городской черте, напротив улицы Индустриальной, рассекая болотистую пойму с востока на запад.

"Книга Большому чертежу", как сообщает введение: "Содержит данные двух чертежей "старого чертежа", составленного "давно при прежних государех" и "нового чертежа" "полю", "поновленного в Розряде в 1627 году" ("Источником для "нового чертежа" послужила "старая разрядная роспись", составленная в 70-х годах XVI в."). "В Розряде... велели... зделать новой чертеж... от царствующего града Москвы... тремя дорогами до Перекопи... которыми татаровя приходят в Русь.., и до которых урочищь ездят из Белагорода станицы, и кладут доездные памяти. А зделав всему тому чертежи и на том чертеже городы, и реки, и всякие урочища, велели подписать порознь, подлинно, как было... написано в старой чертеже". (М. - Л. 1950, с. 4, 45, 50).

"Роспись реке Донцу" в "Книге Большому чертежу" сообщает: "А Белгород стоял на Донце, на Белой горе, на правой стороне Донца, и после литовского разоренья перенесен на другую сторону Донца, с нижные стороны Белого Колодезя, от берега от Донца, от Старого городища 380 сажен, стоит в ниском месте; а Белои Колодезь течет из Разуменского лесу, пал в Донец выше города. А ниже Белагорода, версты з 2, (800 саженей или 1712 метров. - Ю. Ш.) пала в Донец речка Везеница", (с. 69). В примечании "Росписи..." поясняется как эти названия были написаны в "старой чертеже": "...в № 396 на верхнем поле л. 28 тем же почерком Город Бел, колодезь Бел, речка Везеница".

Из исторических источников известно, что "литовское разоренье" произошло в Смутное время (1605-1612 годы). Следовательно, в этот промежуток времени Белгород, стоявший на Меловой горе с 1596 года, был разорен, что и заставило Московское государство построить его на третьем месте в период между 1612-1627 годами, на левом - восточном берегу Северского Донца, то есть на том месте, где в 1532 году на Белом Колодезе находилась "сторожа"- Москвы, а теперь, в наше время - "Старый город".

Изучение "Росписи реке Донцу" и ознакомление на местности - на улице Индустриальной (до 1890 года - село Покровка), а также беседы со старожилами (уроженцами еще этого села) позволили установить, что они, по их выражению, "испокон веков" "Старым городищем" называли участок суши, находящийся за железнодорожным полотном, напротив центральной части улицы Индустриальной, в заболоченной пойме Северского Донца, где в пятидесятые годы был построен белковый завод.

Свидетельства старожилов нашего города о существовании "Старого городища" подкрепляются также сведениями из "Памятной книжки Курской губернии", которая сообщает, что "Первое место Белгорода - древнейшее было на левом берегу р. Севернаго Донца, при одном безъимянном ручье, а второе - на Меловой горе на правом берегу Севернаго Донца... Местные жители указывают и теперь на остатки двух городищ, на которых по преданию стоял древний Белгород". (Вержевицкий Т.И., Курск, 1892, с. 20).

Интересны в этом плане заметки сына солдата Семеновского полка, ученика М.В .Ломоносова, впоследствии - академика Императорской Академии Наук В.Ф. Зуева, о котором советский академик Б.Е. Райков отозвался так: "Зуев немногословен, описания его всегда точны, ясны и достоверны": В своей книге "Путешественные записки Василья Зуева от С. Петербурга до Херсона в 1781-1782 году" - он, называя 1593 год датой основания Белгорода, пишет: "Разумнейшие из Жителей, как и тутошний Преосвященный, уверяют, что первое и древнейшее его место есть по левую сторону Донца, при одном безъимянном ручье, заселенное ныне однодворцами, коих промеж дворов кое-где видны остатки вала и называется Старое городище... следовательно думают неотменно тут первому Белгородскому укреплению быть должно". Он определил место "первого города по остаткам крепостных валов, используемых однодворцами как межевые разграничители владений. Далее академик продолжает: "Вторым местом почитают жители то, что на Меловой горе по правую сторону Донца и которого явственные следы историки почитают остатками Казарского города". Вот это место на Меловой горе с явственными следами хазарского городища и стало в 1596 году вторым местом Белгорода, о котором говорится в "Разрядной книге 1475-1598 гг.) (с 500-501).

О существовании третьего места Белгорода академик В. Ф. Зуев сообщает: "Город хотя стоит на одной стороне промеж Донца и Везелки, включая пригородных слобод за Донцом лежащих...", (называемых ныне Старым городом). И далее: "...как что третьего крепостного места, кроме сего нигде не находится, что по тогдашнему времени укрепление не было такое, которое б могло до сего времени оставить по себе знаки...".

Поскольку укрепления крепости на третьем месте были деревянными, то из-за ежегодных весенних паводков они уже в 1644 году пришли в негодность: "Город в подошве промеж башен от земли и по пряслам весь ветх", (ЦГАДА, "Дела разных городов", книга 15, лл. 597-612).

В связи с этим в 1646 году в Белгород прибыли воеводы Одоевский и Шереметев с заданием подыскать лучшее место для крепости, где бы "город и острог... построить и крепости всякие укрепить мочно". И "на месте, где повелением в 1599 году царя Бориса Федоровича Годунова был построен Николаевский мужской монастырь", была начата постройка крепости Белгород на четвертом месте по чертежу, присланному из Москвы. Крепость была выстроена в сентябре 1650 года на правом берегу Северского Донца при впадении в него реки Везелицы (в настоящее время это центр города). Строителями крепости были Репин, Головин, Карпов.

Академик В.Ф. Зуев посетил Белгород в августе 1781 года и, естественно, за 130 лет после переноса деревянного города с третьего на четвертое место, от третьего городища, на котором уже расселились к тому времени "пригородные слободы за Донцом лежащие", ничего не оставалось, так как стены крепости были деревянными, а рвы и валы были распаханы под огороды и бахчи горожанами.

Исследование левобережья Северского Донца от участка суши (мыса), врезающегося в заболоченную пойму Донца ниже "безъимянного ручья" и находящегося в районе улицы Речной, который старожилы называют "Старым городищем", до берега речки Нижегородки при пересечении ею улицы Корочанской. где после Смутного времени был построен на третьем месте Белгород, показало, что расстояние до выступа на Меловой горе, где с 1596 года на втором месте находился Бел Город, значительно превышает данные "Росписи реке Донцу": "...от берега от Донца, от старого городища 380 сажен...". Результаты этого исследования были представлены исполкому областного Совета народных депутатов.

Затем городской отдел архитектуры сделал выкопировку из плана города Белгорода (район Савино и Старого города), а специалисты Всесоюзного научно-исследовательского и проектно-конструкторского Института по геологии, осушению и маркшейдерскому делу (ВИОГЕМ) произвели топографическую съемку на местности с указанием расстояний между пунктами в пересчете метров на сажени (сажень - 2,14 метра) и нанесением расчетов на выкопировку в такой последовательности: от А (третьего места Белгорода) до Б (второе место) - 1357 метров, или 634 сажени; от А до В (первое место) - 813 метров или 380 саженей, что полностью соответствует данным "Росписи реке Донцу" из "Книги Большому чертежу". Поэтому речка Белый Колодезь, протекающая ниже летописного Бел Города на 380 саженей южнее его местонахождения, и получила свое второе название - Нижегородка.

Таким образом, источниковедческий, текстуальный, логический и топонимический анализы, а также топографическая съемка местности специалистами и народная память убедительно свидетельствуют, что строительство Белгорода производилось не на трех местах, а на четырех, и что первоначально он был основан Московским государством в 1593 году на левобережье Северского Донца у речки Белый Колодезь, от которой и имя свое получил.


Отделение истории Академии наук СССР 
Институт истории СССР Академии наук СССР 
Центральный Государственный архив древних актов СССР 
Белгородский обком КПСС в связи с приближением 400-летия со дня основания городов Белгорода, Валуек, Старого Оскола просит вас ознакомиться с запиской-исследованием нашего известного краеведа т. Шмелева Юрия Николаевича "Когда Москва Бел "Город строила"... дать экспертную оценку записке краеведа... с указанием точной даты основания указанных городов. 

Секретарь обкома КПСС Н. В. СМОЛЕНСКИЙ 
28.04.89 г. 1 


На Ваше письмо сообщаем: изложенные в записке краеведа т. Шмелева Ю. Н. сведения о времени основания городов Белгорода, Валуек, Старого Оскола представляют определенный научный интерес. 
Отделение истории АН СССР поддерживает выводы Института истории СССР АН СССР и Центрального Государственного архива древних актов СССР по поводу даты основания городов Белгорода, Валуек, Старого Оскола, которую целесообразно считать 1593 годом - отмеченным в официальных изданиях. 

Зам. академика-секретаря 
Отделения истории АН СССР 
чл.-корреспондент АН СССР В. А. КУМАНЕВ
 
12.05.89 г. 

Решения Белгородского, Валуйского, и Старооскольского горисполкомов о праздновании 400-летия этих городов приняты: 
- Белгородского № 313 от 4.08.1989 г.; 
- Валуйского № 27 опт 14.02.1990 г.; 
- Старооскольского № 262 от 20.04.1990 г.

Rambler's Top100 Service Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика